Эмоциональная зависимость

Иногда люди настолько вовлечены в дела других, что забывают о себе, полностью концентрируясь на своих представлениях о том, что нужно другим. Причем, такая «забота» может проявляться как в желании предугадывать настроения и нужды другого, так и в том, чтобы его «переделать» с благими намерениями: «В конце концов, я же хочу, чтобы ему (ей/всем) было лучше!».

Что такое эмоциональная зависимость в отношениях? 

В психологии зависимость в отношениях определяется, в первую очередь, как невозможность одного человека быть автономным от другого: один от другого зависит функционально. Например, мужчина  зависит от женщины, когда сам не готовит еду, не знает, где и что лежит, как записаться в поликлинику и много другое (то есть без женщины он не сможет себя не накормить, не позаботиться о своем здоровье). Или, наоборот, женщина может зависеть от мужчины финансово, когда сама не работает. В здоровых отношениях, безусловно, есть зависимость в отношениях, но роли гибкие, то есть могут меняться. На какое-то время нормально, когда люди разделяют между собой функционал. А главное, что люди остаются друг с другом не для того, чтобы исполнять функцию для другого, а ради самого человека, что, конечно же, не мешает им дополнять друг друга.

Самый яркий пример созависимых отношений – это совместное проживание вместе с химически зависимым человеком (алкоголизм, наркомания и пр.). В этих отношениях, все в семье зависят от того, кто находится в употреблении (от его здоровья, состояния, настроения и пр.). Химическую зависимость в данном случае поддерживает вся семья (хотя, конечно, все страдают при этом). В такой семье все «переплетены» между собой. В тесной взаимосвязи (которую можно назвать слиянием) не ясны границы собственной личности, свои потребности, желания, нет понимания «кто я?» и «чего я хочу?». Созависимый человек всегда точно знает, что нужно другим (яркий пример – это те, кто любит давать советы без спроса), но редко осознает, чего же он хочет для себя. Собственно, это и есть основная боль такого человека: «Где я?» Вроде дел много каждый день, но нет понимания своих чувств, желаний.. или они есть, но почему-то не осуществимы и остаются мечтой (хорошо, если ещё не позабытой).

И второй главный маркер созависимых отношений  – это страх потери отношений, который практически равен потери себя («без него меня нет» или «если мы не вместе, то зачем мне жить» и т.д.). То есть если есть угроза ухода одного из отношений, то другой может перестать функционировать,  такая потеря партнера приравнивается к стихийному бедствию. 

В результате, человек испытывает страх – страх потери свободы и/или страх потери любви. Что в дальнейшем переходит в другие переживания. 

Например, страх потери свободы трансформируется в стыд за несамостоятельность (потому что в итоге он/она чувствует себя зависимым от другого человека и несамостоятельным, оставаясь в таких отношениях). А страх потери любви влечет за собой вину за отделение. В любом случае, чтобы прийти к эмоциональной независимости, человеку надо дать себе право на злость, свою автономность, индивидуальность, инициативу. 

В дисфункциональной семье воспитание осуществляется по определенным правилам:

  • Взрослые — хозяева ребенка.
  • Только взрослые решают, что правильно, а что — нет.
  • Родители держат эмоциональную дистанцию.
  • Ребенок отвечает за гнев взрослых.

Как формируется характер человека, склонного к зависимым отношениям?

Традиционно, созависимость рождается там, где есть рядом человек с химической зависимостью (от химических веществ, в том числе от алкоголя и т.д.), за которым надо постоянно следить, заботиться и всячески его контролировать. И тогда вся жизнь строится вокруг такого зависимого. В то же, время, если человек уже изначально имеет модель созависимого поведения, то он и встречает химически зависимого, и тогда они подходят «как ключ к замку»: одному надо о ком-то заботится, а другому, чтобы о нем заботились. Или, наоборот, одному надо всегда оставаться «хорошим», и это возможно только на фоне другого «плохого» (любая химическая зависимость всегда осуждается обществом). Такой механизм называется «расщеплением», когда трудно в себе самом сочетать любовь и ненависть, нежность и агрессию, ощущение себя примерным семьянином, например, и в чем-то недостаточно хорошим, и т.д.  Если дети растут в такой семье, то они чаще всего также усваивают модель созависимого поведения, где полярные характеристики личности не сочетаются друг с другом, и возникает необходимость в проецировании «негативных» качеств на другого. Так, кстати, подростки могут попадать в плохие компании.

Кроме химически зависимых семей, довольно распространённый случай предрасположенности к зависимым отношениям – это воспитание в дисфункциональной семье. 

Дисфункциональная семья — это та, в которой запрещалось: чувствовать, говорить, доверять.  То есть с детства ребенок из такой семьи должен ориентироваться на окружающих: на их мнение, настроение (кто в каком настроение, в зависимости от этого, как надо себя вести), быть послушным и правильным – только так он сможет «заслужить» любовь родителей и быть принятым. Обычно это происходит в семьях с авторитарным взрослым. Не зря считается, что семьи военных и учителей – априори зона риска для процветания эмоциональной зависимости. Родители таких профессий часто знают, кому и как себя надо вести, что чувствовать, а что нет, и уж тем более, что и как говорить.

В своей книге Москаленко В.Д. приводит полный перечень признаков нездоровой (дисфункциональной) семьи:

  1. Отрицание проблем и поддержание «красивой картинки» — поддерживается образ псевдоблагополучия, проблемы не обсуждаются, игнорируются или скрываются;
  2. Недостаток интимности — мало эмоционального, телесного контакта, члены семьи не делятся друг с другом сокровенными переживаниями и мыслями.
  3. Замороженные правила и роли — наличие жестких, ригидных установок и правил, которые не исходят из интересов членов семьи и создают дискомфорт. Семья не умеет приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам.
  4. Конфликтные взаимоотношения — наличие частых конфликтов: неконструктивных, цикличных, зачастую повторяющихся по одному и тому же сценарию, возникает образ «замкнутого круга».
  5. Недифференцированность «Я» каждого члена — «Если папа злится, то злятся все», «Если маме грустно, то грустно всем». Затруднения в определении своих собственных чувств отдельным членом семьи.
  6. Границы личности членов семьи либо смешаны, либо наглухо разделены невидимыми стенами — две крайности одного понятия: либо семья чересчур слита, и все члены находятся в болезненной близости, не имея своего пространства; либо между членами семьи вырастают «железобетонные» границы.
  7. Склонность к поляризации чувств и суждений — все четко поделено на хорошее и плохое, правильное и неправильное, при этом многие правила противоречат друг другу.
  8. Закрытость системы — семья не желает прислушиваться к чужому мнению и не рассматривает конструктивную критику в свой адрес; «сор из избы не выносят».
  9. Абсолютизирование воли, контроля — наличие контролирующего властного члена, которому все должны безусловно подчиняться; младшие члены семьи практически не имеют права голоса.

В дисфункциональной семье воспитание осуществляется по определенным правилам:

  • Взрослые — хозяева ребенка.
  • Только взрослые решают, что правильно, а что — нет.
  • Родители держат эмоциональную дистанцию.
  • Ребенок отвечает за гнев взрослых.

Воля и свободолюбие ребенка расценивается как упрямство, и должна быть сломлена как можно скорее.

Кроме того, зависимость формируется как реакция на отвержение. Когда ребенок еще достаточно мал, нуждается во взрослом, который сможет его защитить и о нем позаботится, но вдруг получает отвержение (переживания такие, как если бы я не умела плавать, но меня бы бросили в воду, где я не достаю до дна, т.е. тревога, страх, ужас, гнев, беспомощность и бессилие). И тогда в дальнейшем ребенок старается избегать этих переживаний, и быть всячески «нужным», «полезным», «удобным» для своих родителей, чтобы больше не переживать подобное травматическое событие. Такое поведение закрепляется и остается во взрослом возрасте. 

“Обращаясь к психологу, вы уже делаете первый шаг к изменениям или обретению устойчивости, повышению самооценки и пониманию своих желаний. ”

Каким образом видна созависимость (зависимость от другого) в семье?

Помимо выше перечисленных признаков дисфункциональной семьи (которыми обладает каждая семья с признаками зависимого поведения), можно привести еще несколько важных маркеров. 

Например, есть известный треугольник Карпмана, где главные действующие лица – тиран (он же преследователь), жертва, спасатель.

Причем, один и тот же человек, как правило, выступает в разных ролях, в зависимости от ситуации. Эти роли могут очень быстро меняться (даже в доли минуты). Это происходит потому, что многие переживания остаются вытесненными. Например, как только человек начинает чувствовать вину или бессилие, он начинает «терроризировать» другого, таким образом, заставляя его переживать эти чувства (и сам проживает их через злость). Или если человек чувствует обиду, стыд, то он скорее будет жертвой (чувства вины и стыда — одни из главных кнопок в манипуляциях). Спасать можно из чувств вины, желания справедливости или желания превосходства; также может быть способом избавления от бессилия (если вы можете кого-то спасать, значит, вы не бессильны). Люди-спасатели зачастую убегают от своих мыслей, забот, с головой погружаясь в чужие проблемы. В любой роли есть свои минусы и плюсы.

Еще один признак – это тотальная зависимость от чужого мнения, трудности в принятии собственных решений. Это означает, что человек привык постоянно на кого-то ориентироваться, то есть мало опираться на себя (свои чувства, желания, возможности). Конечно, такие люди страдают нестабильной самооценкой (потому что она жестко зависит от того, хвалят их или ругают).

Зависимость в отношениях – это постоянная константа в дистанции друг от друга (мы или очень близко друг к другу или постоянно очень далеко), а гибкого приближения-отдаления не происходит. Как правило, такая дистанция регулируется манипуляцией чувствами вины и стыда.

Важная часть любых отношений – это принятие ответов «да» и «нет».

«Да» теряет свою ценность без слова «нет». Поэтому важно ценить в отношениях и то, и другое.

Если вы обнаружили, что зависимы в отношениях, что делать?

Давайте разберемся, что можно сделать, если вы увидели собственную модель созависимого поведения. Во-первых, вы начинаете различать манипуляции (других людей и свои собственные). Хорошая профилактика от манипуляций – это их обнаруживать, озвучивать, задавать прямые вопросы, говорить о своих чувствах, желаниях более прямо и открыто. Например, часто в таких отношениях много ожиданий относительно других: «Я же для него это делаю, почему он не делает?!», или «Он что, не видит, что мне плохо?»  и т.д. То есть в таких ситуациях человек делает все, чтобы спровоцировать манипулятивными способами другого к определенным действиям и словам. Свои потребности иногда можно озвучивать и быть готовым, что их не удовлетворят, но это не будет означать, что он/она «не любит».

Из этого следует другой постулат. Важная часть любых отношений – это принятие ответов «да» и «нет». Согласие (ответ «да») теряет свою ценность без слова «нет». Поэтому важно ценить в отношениях и то, и другое. 

Отвечая на вопросы «кто я?», «что я чувствую?», «что я хочу?» вы вступаете на путь к пониманию себя, а значит, к внутренней свободе.  Так происходит формирование своего «Я», автономного, целостного, которое не разрушается от потери другого.

И последнее, что мне кажется, очень важным – помнить, находясь в зависимых отношениях, что помимо них существует что-то еще. Это могут интересы, увлечения, события, не имеющие отношения к вашему партнеру. 

Работа Онлайн с клиентами, находящимися в зависимых отношениях. 

Занятия проводятся индивидуально или в группе. Предназначены для клиентов, которым свойственны:

  • гиперконтроль, 
  • постоянная череда советов (от которых трудно удержаться), 
  • ощущение униженности, 
  • чувства вины и стыда в отношениях,
  • регулярная вовлеченность в дела других и т.д.
  • потеря себя,
  • зависимость от мнения окружающих…

Занятия помогут вам создать более гибкие, здоровые и гармоничные отношения с близкими людьми.

Один из важных первоначальных этапов работы  – это осознавание своей зависимости, своего травматического опыта. И далее в группе участники учатся создавать новый стиль взаимодействия в отношениях, где может быть и гнев, и страх, и ужас, и бессилие, и все «негативные» переживания, которые до этого избегались. Хотя, возможно, обратное, когда человек не умеет (стесняется) выражать тепло, нежность (обнаружение искренних чувств любви по отношению к другому). В конце концов, зависимость – это защитная функция организма, поэтому важно понять, что она защищает, и насколько сейчас актуальна, каким образом еще есть возможность себя защитить (и от чего). То есть необходимо прояснение, проживание, лечение предыдущего опыта, и создание новой, «позитивной» модели взаимодействия с другими людьми. 

Если вам интересно участие в тренинге. Обратите внимание на раздел Тренинги. Данная группа представляет собой формат терапевтического тренинга. Это означает, что в рамках общей программы тренинга у участников есть возможность проработать свою ситуацию по обозначенным проблемам. Тренинг также сопровождается лекциями по данной тематике и множеством упражнений для достижения максимального результата.

И другие варианты работы со мной:

1

Присоединиться к закрытой группе в Фейсбук  и узнать больше по данной теме. Бесплатно.

2

Записаться на терапевтическую сессию.

3

Получить консультацию. Стоимость встречи по Skype (1 час) 2500 рублей.

Ирина Фурман

Ирина Фурман

Ваш психолог, гештальт-терапевт

Поделись постом